monster_3d: (Default)
фото: Пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС

Новым начальником Главного разведывательного управления Министерства обороны России стал генерал-лейтенант Игорь Коробов. По нашей информации, это назначение было принято после напряжённой подковёрной борьбы «кремлёвских башен» и стало результатом победы «армейского» клана во главе с Сергеем Шойгу над Федеральной службой безопасности и группой влияния главы «Ростеха» Сергея Чемезова.

О том, что творится в системе ГРУ, в большинстве случаев остаётся только догадываться. Его структура, численный состав и даже биографии начальства являются государственной тайной. По степени закрытости эта структура как минимум не уступает ФСБ и Службе внешней разведки, соперничество с которыми у военных разведчиков идёт с советских времён. И это не просто аппаратная конкуренция. Считается, что ГРУ и СВР-ФСБ представляют два альтернативных геополитических видения текущей ситуации в мире. Дескать, ГРУ – это «евразийцы», предлагающие России союз с Востоком и не слишком заботящиеся о «демократическом имидже» нашей страны. А СВР и ФСБ – это, мол, «атлантисты», которые хотят дружить с западной элитой и потому считают необходимым поддерживать «демократический флёр». Формальный, конечно, лишь бы были соблюдены западные правила игры. Конечно, это – упрощённый взгляд на вещи. Но изрядная доля истины в нём есть.

Смерть или гибель? В Подмосковье или Ливане?

Смерть прежнего начальника ГРУ была такой же загадочной и порождающей множество версий, как и вся деятельность этой структуры. Нет, конечно, по официальной версии 58-летний генерал-полковник Игорь Сергун, возглавлявший ГРУ с 2011 года, скончался вполне буднично – у себя в Подмосковье, от сердечного приступа. Но кто ж у нас верит официальным версиям? То, что смерть наступила от сердечного приступа, особенных сомнений не вызывает. Вопрос вызывают её обстоятельства.

Сразу же после новости о кончине Сергуна американская «разведывательно-аналитическая» компания Stratfor заявила, что, по её информации, смерть наступила не 3-го, а 1 января. И не в Подмосковье, а в Ливане. Если это так, то странно, зачем надо было скрывать обстоятельства времени и места. Ливан – это база работы всех мировых разведывательных служб на Ближнем Востоке. Вполне логично, что Сергун находился именно там, где сейчас разворачиваются ключевые события на планете. Последний раз он засветился 24 ноября в сочинской резиденции президента «Бочаров ручей» как раз на переговорах с королём Иордании Абдаллой II.

Армейский клан сейчас на коне. Борьба с коррупцией в Министерстве обороны, восстановление на службе популярных генералов, объявление о дальнейшем расширении военного потенциала только помогают Шойгу.

Странной была и оговорка на портале «Вести.Ру». Заголовок новости об уходе Сергуна из жизни звучал следующим образом: «Шойгу соболезнует в связи с гибелью начальника ГРУ Игоря Сергуна». Понимаете? Не «кончиной» или «смертью», а «гибелью». Видите разницу? Я прекрасно знаю, как в таких государственных СМИ, как «Вести», отшлифовываются заголовки. Предположить журналистскую вольность в этом просто смешно.

ФСБ вместе с «Ростехом» – против ГРУ

Впрочем, оставим конспирологию и перейдём к главному – к политической версии происходящих перемен. Новым начальником ГРУ стал генерал-лейтенант Игорь Коробов, прежде занимавший должность первого замначальника главка – начальника стратегической разведки. Вроде всё слишком очевидно – кому ещё занять ставший вакантным пост, если не первому заместителю? Но тогда почему российское руководство медлило больше месяца, не принимая решения? И это когда в Сирии кипит работа, где без ГРУ не обойтись. Если в такой ситуации власть оставляла ГРУ без начальника, значит, по-другому было невозможно. Значит, шла напряжённая борьба между спецслужбами за то, чей ставленник будет руководить военной разведкой.

Начиная с середины 90-х ФСБ захватывала всё новые и новые высоты. Помните историю с «Тремя китами»? Это был успешный перехват российской Федеральной таможенной службы – лакомого куска, за который дрались ФСБ и Министерство экономического развития и торговли. Потом произошли фактическое взятие под контроль и нейтрализация СВР, чьи сотрудники привыкли считать себя «белой костью» спецслужб по сравнению с «топтунами» из ФСБ. И вот теперь, видимо, пришла решающая пора потягаться с ГРУ, поставив свою креатуру в её главе. Тем более что в этот раз на стороне ФСБ был ещё один сильный сторонник – Сергей Чемезов.

Чемезов – старинный товарищ Владимира Путина, до кризиса 2008 года входивший в самый «ближний круг». Как глава «Ростеха», он жёстко конкурирует за госзаказы в оборонной отрасли с Министерством обороны, в чьём ведении находится ГРУ. Шойгу уже пытался устранить опасного соперника, высказав предложения по реструктуризации «Ростеха» ради демонополизации отрасли, но добился лишь частичного успеха. Госкорпорация уцелела, хотя и потеряла внешние рынки.

В борьбе с Шойгу Чемезов, вероятно, рассчитывал на политический авторитет Сергея Иванова – главы президентской администрации. По слухам, он и Шойгу – два генерала, два главных претендента на гордое звание «преемника». На стороне Иванова, как и Чемезова, – козырь личной дружбы с главой государства. Познакомились Иванов с Путиным в ленинградском КГБ ещё в 1976 году. Оба про­шли собеседование и отправились в Европу: Путин – в ГДР, а Иванов – в Швецию. Когда Путин стал главой ФСБ, он сделал Иванова своим заместителем. В 2001–2007 годах был первым в отечественной истории «неармейским» министром обороны, потом – первым вице-премьером и, наконец, наиболее вероятным кандидатом в президенты-2008.

Тогда стать им Иванов так и не смог. Путин неожиданно предпочёл Дмитрия Медведева. Теперь, как доносится «из-за зубцов», он хочет взять реванш – со второй попытки. В этой игре он рассчитывает на поддержку директора ФСБ Александра Бортникова и военно-промышленного лобби во главе с вице-премьер-министром Дмитрием Рогозиным и Чемезовым. Битва за ГРУ должна была стать важным этапом на пути к достижению этой цели. Если бы новым начальником ГРУ стал человек со стороны, то позиции Иванова стали бы ещё прочнее.

Борьба за звание преемника

Как мы уже знаем, этого сделать не удалось. После более чем месячной подковёрной борьбы начальником ГРУ была назначена креатура Минобороны. А это значит, что в схватке за звание преемника два соперника по-прежнему идут вровень, нос к носу.

Разную стратегию действий Шойгу и Иванова обнажила и война на востоке Украины. Последний выступает за реализацию Минских соглашений, за укрепление отношений с Украиной. За выход России из режима двусторонних санкций с Западом. Министр обороны же, напротив, ратует за конфронтацию с НАТО, за полномасштабную войну с Украиной. На переговорах в Пекине с премьер-министром Китая Ли Кэцяном Шойгу «выразил озабоченность по поводу американских усилий по укреплению военно-политического влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

Армейский клан сейчас на коне. Борьба с коррупцией в Министерстве обороны, восстановление на службе популярных генералов, объявление о дальнейшем расширении военного потенциала только помогают Шойгу. Его рейтинг популярности – второй в России после Путина. Что будет дальше, посмотрим…

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

За несколько дней до смерти Игоря Сергуна неожиданно скончался (и также из-за остановки сердца. – Ред.) заместитель начальника Генштаба ВДВ генерал Александр Шушукин, который якобы имел отношение к операции по присоединению Крыма в 2014 году. Сергун тоже очень много знал о российских действиях в Крыму и Донбассе, принимая непосредственное участие в планировании и осуществлении этих событий. Поэтому и был включён в санкционные списки США, Евросоюза, Канады и Украины. Как и Шушукин. Однако тенденция?

Игорь Дмитриев
monster_3d: (Default)
http://www.colta.ru/articles/society/12171
Эксперт аналитического центра при правительстве РФ рассказал Анастасии Каримовой о сюрпризах, которые преподносит правительству то Дума, то Путин

© Rotaenko Ann

Это интервью, которое дал Анастасии Каримовой на условиях анонимности эксперт одного из аналитических центров при правительстве РФ, входит в проект COLTA.RU «Элиты-2016». В нем представители разных элит (а в этом тексте — скорее, свидетель и участник жизни политической элиты) говорят о стране сегодня.

Проект делался очень трудно, редакция не стесняется рассказать об этом и вот здесь объясняет, почему.

Я пришел на госслужбу при правительстве из исследовательской деятельности вообще-то потому, что у меня была, да и сейчас есть доля идеализма. Я считаю, что систему надо менять изнутри, что чем больше в ней нормальных людей, тем лучше. Мне было интересно понять, как реализуют проекты на государственном уровне, как работают крупные управленцы — губернаторы, министры, вице-премьеры.

Сейчас, если нет специальных мероприятий, мой рабочий день начинается в 9 утра. Он привязан к конкретным поручениям, у меня есть помощники, которые решают технические задачи. Государственная работа — вещь очень сложная и по количеству событий, и в смысле принципов, по которым функционирует управленческая машина. Здесь очень много игроков, каждый играет за себя, и поэтому выстраивать отношения, конструкции, схемы решения задач очень непросто.

Члены правительства работают в разном режиме. Кто-то больше работает с документами, кто-то проводит больше совещаний. Репутации у всех тоже разные. Был, например, Федоров, министр сельского хозяйства, он вел себя как фрик, выступал с какими-то длинными тирадами на заседаниях правительства ни о чем, все над ним тихо смеялись. В итоге он не удержался. Есть достаточно конфликтные люди вроде Ливанова (монолог был записан еще до отставки бывшего министра образования. — Ред.) или Мединского. Ткачев, нынешний министр сельского хозяйства, тоже непросто выстраивает отношения с коллегами. Рогозин стоит особняком. Он как бы сидит на этой своей теме ВПК…

Заседание правительства проходит раз в неделю, заседание с участием президента — раз в две недели. Каждый месяц какой-то министр (реже — вице-премьер) выступает либо в Совете Федерации, либо в Думе с отчетом. Разные чиновники выстраивают в Думе свою работу тоже по-разному: кто-то работает со всеми фракциями, кто-то не со всеми фракциями, кто-то вообще ни с кем не работает и получает потом за это гранатой.

Главные think-tank'и — это РАНХиГС и Вышка. Их услугами пользуются все министры, вице-премьеры, премьер; особенно если нужно подготовиться к крупным программным выступлениям, используют их аналитику.

Для сотрудников правительства и госслужащих высокого уровня регулярно проводятся занятия в РАНХиГС. Там регулярно собирают губернаторов и вице-губернаторов, и они на этой площадке встречаются с министрами и с вице-премьерами.

Все понимают, что нужны аппаратные реформы. Во-первых, все друг друга дублируют. У нас очень большая администрация, очень большой аппарат правительства, который по факту выполняет во многом схожие функции с администрацией и с министерствами.

Например, готовится какое-то совещание. Его готовит министерство. Но дальше в правительстве есть профильный департамент, который забирает у министерства все эти документы, и именно он приносит их на стол вице-премьеру, не совершая при этом никаких дополнительных аналитических действий.

Во-вторых, огромное количество поручений. Есть восемь вице-премьеров, каждый из которых может дать поручение любому ведомству, есть помощники президента, они тоже дают поручения. И все эти поручения спускаются в министерства. У министров взрывается голова. Самый тяжелый уровень работы — в принципе, здесь, министерства могут работать круглосуточно. У них большие кадровые проблемы, потому что зарплаты маленькие, в отличие от администрации, от аппарата, привлечь качественные кадры сложно. Сроки обычно очень сжатые, все дают противоречащие друг другу поручения, и это приводит к тому, что министерства занимаются в основном отписками по этим поручениям, на эти отписки уходит до 70% времени. Там, где, по идее, должны придумывать основные смысловые вещи, они просто не успевают делать содержательную работу.

Иногда в программных выступлениях Путина мы слышим то, чего не ожидали. Любое его программное выступление — это работа достаточно большого числа людей, и поскольку труд коллективный, то и результат непрогнозируемый. Существует аппарат помощников президента, много министров, которые могут ходить в обход вице-премьеров к помощникам и к президенту, доносить свои идеи. Эти идеи могут протискиваться в программные выступления Путина.

Были случаи, когда возникали задачи, которые совершенно шли вразрез с тем, что мы делали. Например, Крым — это было решение, о котором до последнего момента мы не знали. С министрами никто особо не советовался. Может быть, с министром обороны, но не с экономическими министрами точно. Дальше это уже все напоминало тушение пожара, а не системную, долгосрочную работу.

Или мракобесные законы, которые вредят в том числе и работе правительства. Я говорю о законе об НКО, о совершенно безумном «пакете Яровой» — правительство не знает, что с этим делать. Правительство их не вносило, не согласовывало, и, в принципе, все понимают степень их бредовости. Это опять же происходит из-за того, что слишком много игроков, и ФСБ через Яровую вносит свои идеи, которые идут совершенно вразрез с тем, что мы делаем.

Например, правительство было против известного «сиротского» закона, министерства искали аргументы, чтобы его не приняли. Но если есть политическое решение, его сложно оспорить. Хотя Путин дает отмашку далеко не на все громкие законы, не все царское дело, но с сиротами, как с НКО и с «иностранными агентами», акцепт был получен от первого лица.

В Кремле тоже каждый в известной степени сам за себя. Понятно, что Иванов с Володиным противодействовали, Громов с Песковым тоже как-то не очень ладят. Силовики сильно сегментированы, в ФСБ есть куча кланов, которые играют в разные игры, отдельные истории и амбиции в Минобороны. И, в принципе, так на каждом уровне. Естественно, есть какие-то ситуативные тактические союзы. Конечно, все прослушивается. И, конечно, возросшее влияние силовиков видно уже по количеству посадок. До этого много десятилетий основным методом их работы был донос. Собственно, известно, что Михаил Касьянов был уволен из правительства после доноса, совершенно бредового: можно подумать, что Михаил Михайлович будет устраивать срыв выборов президента… Но тем не менее это сработало. И работает по-прежнему… И после ареста Белых сначала все подумали, что это тоже постановка Следственного комитета. Однако сейчас есть ощущение, что правила игры вдруг стали меняться, но никто не объяснил как, почему раньше за это не сажали, а сейчас стали сажать. Конечно, аресты губернаторов — это не борьба с коррупцией. Если бы у нас была нормальная борьба с коррупцией, я думаю, что посадили бы всех.

После Крыма резко оборвались все международные контакты. Это прямо было очень ощутимо. И, в принципе, система немного закрылась.

Но чувствуется отсутствие внятной стратегии, непонятно, куда мы движемся.

Идет погружение в болото, из которого все сложнее выбраться. У меня есть ощущение, что у нас и не было никаких институтов. Судебная система не построена. Парламент нормальный не функционирует много лет. Хотя были реформы полиции, но силовая система неэффективна. Улучшения есть, но косметические. В целом это совершенно не то, что должно быть. При этом денег становится все меньше, соответственно обостряется борьба за текущие ресурсы, что мы видели, кстати, в случае с борьбой ФСО за подряды на реставрацию.

Здесь есть два сценария. Первый — инерционный, мы продолжим погружение. Если мы ничего не будем менять, то никакого роста экономического в шесть процентов у нас не получится ниоткуда, потому что система не в состоянии такой рост производить в нынешнем виде. И никакие столыпинские рецепты или, наоборот, идеи Минфина все порезать эффекта не дадут, это мертвому припарки.

Второй сценарий — резкий перелом. Например, окончательный приход к власти силовиков, полный переход режима в иное качество. Что тоже не даст никакого эффекта с точки зрения роста. Либо переход на нормальную траекторию, когда мы будем строить качественно другие институты.

Думаю, на самом верху этого никогда не поймут. Чем ты выше, тем понять сложнее. Госслужба вообще затягивает, люди, в принципе, склонны на ней сидеть, это комфортно. Но даже если ты очень хороший управленец, у тебя через четыре-пять лет замыливается глаз, ты перестаешь чувствовать, что нужно делать. Конечно, кто-то и за семь лет может не потерять адекватного восприятия реальности. Но точно не за шестнадцать.

И я не думаю, что одна только смена правительства решит проблему. Нужна глобальная перезагрузка, системная перестройка. Это наверху понимают многие, даже если не все в этом признаются.

«Элиты-2016» — весь проект:

Элиты. Крупный бизнес
Элиты. Городской голова
Элиты. Надежда Оболенцева
Элиты. Андрей Колядин

monster_3d: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] pavel_shipilin в Анатомия Brexit

Поток статей о Brexit не прекращается — политики, политологи, экономисты, юристы из разных стран мира пытаются осмыслить произошедшее. Что, на мой взгляд, выдает полную растерянность экспертов всех мастей: результат референдума был неожиданным.



В 2014 году Елизавета Вторая посетила Банк Англии и осмотрела хранилище золота — восьмой раз за свою жизнь. Здесь она, в частности, спросила сопровождавших ее финансистов, как они умудрились проморгать кризис 2008 – 2009 гг. Но вразумительного ответа так и не получила. Фото Reuters.

Read more... )

monster_3d: (Default)
Вла́сть — это возможность и способность навязать свою волю, воздействовать на деятельность и поведение других людей, даже вопреки их сопротивлению. Во́ля — способность формировать и добиваться поставленных целей, посему регулирование своей деятельности и поведения , концентрацию внутренних усилий на их достижение. Очень часто опускается, что цели должны улучшать положение совокупной системы власть-подчиненный, цели у обладающего властью (субъект) и управляемого (объект) могут расходиться.
что такое воля из тёти-вики  )


Власть может базироваться на различных методах: насилии, обмане, авторитете, доверии, стимулировании, обещаниях, и т. д.
Власть - биосоциальное явление, понятие подразумевает отношения между индивидами и различными группами в обществе, но также применимо к сообществам животных (стадо vs стая)
Политическая власть - способность социальной группы оказывать воздействие на деятельность других социальных групп или классов. В отличие от иных видов власти (семейной, общественной и др.), политическая власть: а) оказывает своё влияние на большие группы людей, б) использует специально созданный аппарат и специфические средства. Наиболее сильным элементом политической власти является государство и система государственных органов, которые составляют существенную часть общественного сознания - надстройки в марксистском учении об общественно-экономической формации.
ПВ является предметом изучения политологии, в зависимости от форм и методов выделяют разновидности:
Автократия, Авторитаризм, Анархизм,
Бюрократия, Геронтократия,
Демархия, Демократия, Деспотизм, Джамахирия, Диархия, Диктатура,
Идеократия, Изократия,
Клептократия, Коммуна, Корпоратократия, Критархия, Критократия,
Марионеточное государство, Матриархат, Меритократия, Милитократия, Монархия,
Ноократия, Олигархия, Охлократия, Патриархат, Плутократия,
Талассократия, Теллурократия, Теократия, Технократия, Тимократия, Тирания, Тоталитаризм,
Хунта, Элитократия (аристократия), Этнократия
и т.д.
В реальности мы наблюдаем только всевозможные сочетания разных типов гос-власти, в чистом виде тип власти либо провозглашается властной группировкой (а на самом деле может быть совершенно другим) либо оглашается оппозиционными силами и прочими "критиками". Т.е. классификация типа власти  - инструмент идеологический, всегда надо делать поправку на то с чьих рук кормится конкретный политолог и/или насколько глубоко заблуждается. Смайл.

(Пост написан в 10.09.2015, дополнил и перенес повыше)
monster_3d: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] asterrot в Uchrjab
Фашлохотрон

В очередной раз обменялся мнениями по поводу руссо-ноцанализма. И с ужасом убедился, что ни слова не понял даже такой неглупый человек, каковым, на мой взгляд, является [livejournal.com profile] paidiev. А что же остальные???

Начал писать на эту тему пост, но написав изрядно, понял, что это, если писать хоть чуть-чуть обстоятельно, не более 5% поста. А писать в таких объёмах и лень, и читать никто не станет. Но тут френд-лента в лице ув. [livejournal.com profile] schegloff сделала мне подарок в виде цитаты из окончательно определившегося по масти [livejournal.com profile] krylov :

Звериный лик... дегенерации )
monster_3d: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] anlazz в Государство и инновации. Или об одном популярном мифе...

Одно из главных обвинений «путинского режима», выдвигаемого «либералами», состоит в том, что последний не смог за «десять тучных лет» перейти от сырьевого типа экономики к экономики инновационной. Конечно, защищать периферийный российский капитализм – дело бессмысленное, поскольку ублюдочность данной системы гарантируется ее самим устройством. Однако в данном случае стоит отметить, что подобные обвинения выдвигаются апологетами самого ярого антисоветизма, которые по умолчанию гарантирует то же самое, только в еще более «усиленном» варианте. Более того, зачастую «обвинителями» являются люди, находившиеся наверху в 1990 годы, которые инновационными назвать никак нельзя. Это, по крайней мере, должно насторожить. Однако при внимательном рассмотрении проблемы становится понятным, что речь идет не только о сомнительности критиков. На самом деле все намного серьезнее…

А именно – никто даже не задумывается о том, возможно ли указанный переход к «инновационной экономике», как таковой. На самом деле тут работает «сила привычки»: ну вот было последнее столетие периодом успешного «догоняющего развития», следовательно, нет никаких проблем, чтобы устроить его тут. Ну, кроме политической воли и пресловутой коррупции, разумеется. На самом же деле тут все намного сложнее. Во-первых, стоит указать, что само по себе догоняющее развитие и «инновационное развитие» представляют собой пусть пересекающиеся, но не совпадающие понятия. В том смысле, что «инновационным» может выступать не всякое создание современной экономической системы, а только такое, которое опирается на приоритет инноваций, где основной экономический эффект дает именно успех в сфере высоких технологий. Как не странно, но это отбрасывает огромное число экономик, при этом развивающихся достаточно успешно  и даже достигших приличных показателей (скажем, Иран, Турцию или, даже, Индию).

Та же под вопросом оказывается такой, казалось бы, хрестоматийный пример «инновационной экономики», как Сингапур. На самом деле львиная часть «сингапурского чуда» обеспечивается его ключевым положением в регионе, как главного перевалочного узла в транспортном, и что еще более важно, финансовом плане. Собственно производство в данном случае играет вторичную роль, во многом определяясь наличием свободных финансовых ресурсов. Тем не менее, Сингапур все же можно отнести к «инновационному» множеству, куда так же следует включить Южную Корею, Тайвань и Японию. Последняя наиболее интересна – тем, что именно она первая и стала страной, разработавший тот самый путь, который и привел к построению указанной экономики. Неудивительно, что именно Япония превратилась в «мировой эталон» высокотехнологичных отраслей.Read more... )

Profile

monster_3d: (Default)
monster_3d

December 2016

S M T W T F S
     12 3
4567 8 910
11121314151617
1819202122 2324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:37 am
Powered by Dreamwidth Studios